Авторизация
В продаже - № 4(84) 2018
Тест-драйв
>

 

 

 

ЗберегтиЗберегти

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Морской калейдоскоп
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 97;

Первый, «лоцманский», выпуск рубрики хотелось бы начать с упоминания о человеке, я бы сказал, для Украины знакового и в то же время имевшего отношение к парусному делу.

КОБЗАРЬ ПОД ПАРУСОМ
Да, было и такое в жизни нашего великого поэта. Тарас Шевченко провёл в море под парусами два незабываемых года. Речь идёт об экспедиции по Аральскому морю 1848–49 гг. на парусной шхуне «Николай». Руководители экспедиции капитан Алексей Бутаков (ставший впоследствии адмиралом) и капитан Ксенофонт Поспелов (оставивший воспоминания о Шевченко) пригласили Тараса Григорьевича в экипаж в качестве художника для зарисовки мысов, берегов и картографии – то есть, говоря современным языком, для составления «Pilot-book», или Лоции мало исследованного Арала.
"Готово! Парус розпустили,
Посунули по синій хвилі...
Байдару та баркас чималий”."
Не могло быть, чтобы двухлетнее (!) плавание не оставило следа в лексике нашего поэта. Действительно, после "курса молодого матроса" на шхуне «Николай» Шевченко употребляет в записях термины вроде «зюйд-зюйд-вест», «компас» и т.д. Судите сами: "Перед закатом солнца заштилело. А в сумерки поднялся свежий ветер от норд-оста, прямо в лоб нашей почтовой лодке… Норд- ост здесь господствующий ветер." Это «Дневник», запись 9 июля 1857 года. А вот и поэтическая интерпретация:
"За сонцем хмаронька пливе,
Червоні поли розстилає
І сонце спатоньки зове
У синє море…"
Приятно всё-таки осознавать, что и Кобзарь тоже был причастен морскому делу.

АМЕРИКАНО-УКРАИНСКИЙ АДМИРАЛ
Три столетия назад, в 1788 году, капитан Пол Джонс (Paul Jones), герой войны за Независимость Америки 1775 года, пират и флибустьер, прибывает в Петербург, где по приглашению Екатерины II вступает на русскую службу под именем Павла Жонеса. Но при чём тут Украина, скажете вы?
Свою морскую вахту капитану Джонсу пришлось нести в Днепровском лимане (по которому проходит каждая наша яхта, направляясь в Чёрное море). Командовал он флотилией запорожских «чаек». Нигде не указывается, выучился ли говорить по-украински, но достоверно известно, что Джонс наряжался в казацкие шаровары, носил кривую саблю, курил люльку с казацким тютюном и пил горилку.
Отличившись в баталиях у Херсона, Николаева и Одессы, получил от Потёмкина звание адмирала и… отбыл в Европу, унося неизгладимые впечатления об Украине. Добавлю, что адмирал Джонс очень почитаем в Америке и по сей день, а его биографию можно найти рядом с жизнеописаниями Вашингтона, Линкольна и др.

РОМАНТИКА И КОМФОРТ
Любуясь комфортабельными интерьерами современных яхт, нельзя без улыбки читать о временах «расцвета парусного флота»… Со стороны романтическая эпоха смотрится очень живописно, однако… Достаточно только вспомнить, что спать приходилось в подвесных койках – днем они убирались, ночью снова развешивались, а в XIV веке на парусниках, следовавших в Святую землю, одна подвесная койка делилась на двоих. Спали на койке «валетом», как предписывалось специальным статутом в части, относящейся к «общим местам пилигримов». Венецианское «Capitolario Nautico» (Морское законодательство) гласит, что матрос, нанявшись на корабль, может принести с собой на борт шерстяной матрас весом в 7 ротоло (старая мера веса, равная 890 г), а койку взять напрокат (тем самым намекалось, что матросы, не желающие платить арендную плату за койку, могут раскладывать свои матрасы прямо на палубе).
Офицеры размещались в каютах кормовой надстройки. Там же для них были устроены туалеты и умывальники. Команде для этой цели выделялся волнорез, называемый гальюном (отсюда современное название туалета на флоте – гальюн).
Для мытья можно было пользоваться пресной водой, но всегда в ограниченных количествах: так, в одной ванне мылись вместе 8–10 человек. Эта практика, к примеру, в итальянском флоте продолжалась даже после Первой мировой.
На камбузе парусника находился только один котёл, в котором готовилась пища для всех. Еда была примитивной и однообразной, состояла из супов и отварного мяса. Скоропортящиеся продукты во время длительного путешествия сохранять было невозможно. И когда "свежатина" в виде нескольких голов скота, взятого на борт «живым весом» и забиваемого по мере надобности, съедалась, команда, как известно, переходила на солонину и сухари, что вызывало цингу и авитаминоз…
Немудрено, что один испанский лейтенант, с командой соратников решивший в 70-е годы повторить Колумбово путешествие на копии каравеллы (пользуясь одеждой, провизией и бытовыми условиями «тех» времён), на половине пути отказался от эксперимента – именно из-за невозможных условий обитания!!!
Видите, насколько важен на лодке комфорт?

Подготовил Константин КОНОВАЛОВ.