Авторизация
В продаже - № 4(84) 2018
Тест-драйв
>

 

 

 

ЗберегтиЗберегти

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
Маршрутами аргонавтов – с «Максис-яхтингом»
Тема: ------; Автор: oio; Страница в журнале: 120;

Первую Черноморскую ралли-регату "Sitronics Intellect Cup" мы анонсировали в прошлом номере. Организованная специально для журналистов и телеканалов, она была призвана показать людям, что яхта – это не только спорт, но и великолепный доступный отдых. Подробнее – в репортаже автора "Фарватера" Константина КОНОВАЛОВА с борта парусника «Фокстрот».

Главред.

Разыскивая «фишку» в морском путешествии по маршруту «Максис-яхтинга», неоднократно описанного на страницах нашего журнала, я обратился к истории – как к античной, так и к современной. И там нашел ДВУХ всемирно известных путешественников, покорявших воды Черноморского побережья Турции: один из них Ясон, предводитель путешествия на «Арго», второй – Тим Северин, учёный, писатель, путешественник и кинодокументалист. Итак, район должен быть безусловно интересный – и ралли-регата компании «Maxis-yachting» стартовала 15 мая по маршруту Севастополь-Синоп-Инеболу-Амасра-Севастополь.
Утро перед стартом чаровало яхтсменов, туроператоров и журналистов своей погодой, лёгкий ветерок развевал флаги шести круизных яхт у причала Южной бухты Севастополя: две Bavaria – “La Caresse” и “Arial”, польский Cetus – «Олеся», один Sun Odyssey – «Каролина», одна яхта индивидуального проекта – “Rainbow” и один Dufour – яхта «Фокстрот».
И пока длится прекрасное утро в Южной бухте и никто ещё не знает, что будет впереди, спешу вас познакомить с «личным составом» и целями проводимой регаты.
На борту каждой яхты – журналисты. Компания «Максис» настолько выросла в проведении чартеров, что настала пора рассказать об этом уникальном виде отдыха широкой общественности – читателям журналов “Playboy”, “Penthouse”, российского «Берега Москвы» и читательницам «Натали». Телевизионщиков представляла неутомимая съёмочная группа Первого Национального.
Вот как выглядел «международный экипаж» яхты «Фокстрот» – капитан Владимир Куликовский, петербургский яхтсмен Владимир Андреев, представитель российской туристической компании Кирилл, Ольга и Татьяна – туроператоры из славного города Харькова. И ваш автор.
Экипажи познакомились ещё в гостеприимной Балаклаве, провели ночь в новом севастопольском яхт-клубе «Моби Дик» и приготовили паспорта к печатям и вещи к досмотру. Не скажу, что процедура прохождения таможни очень быстрая, но по сравнению с остальными украинскими пунктами севастопольский причал – просто милые, прекрасные люди! Немало в прохождении всевозможных инстанций решает агент – и надо сказать, что Серёжа Домнин, который знает буквально всё о крымском яхтинге, с задачами агента справляется прекрасно!
Итак, в наши паспорта – у кого с украинским трезубцем, а у кого с российским орлом – поставили «отход».
До встречи, Южная бухта, Херсонес, Графская пристань и Константиновский равелин! Под мотором выходим из бухты, чтобы пересечь Чёрное море и посетить места, известные ещё античным грекам!
И вот с этого момента повествование лучше всего вести в форме судового журнала с небольшими лирическими отступлениями...

ПЕРЕХОД В СИНОП
Сразу надо сказать, что прекрасная погода недолго баловала экипажи яхт: солнце ещё светило, и мы немного пошли в лавировочку, а после того, как яхты вышли из-за укрытия, образованного мысом Херсонес, ветер хоть и зашёл в галфвинд с востока, но заметно посвежел. Усилилась и волна – условия дали хороший крен с постоянным ветром, чему не могло нарадоваться сердце моряка! Сердце сердцем, а посуда уже начала летать по камбузу, все упаковались в непромоканцы – совет новичкам взять в открытое море тёплые вещи сразу же пригодился. Ветерок с брызгами дал о себе знать, и при постоянно усиливающемся галфвинде пришлось зарифить грот.
Но даже при зарифленном прошли недолго: уже почти в темноте капитан дал команду майнать.
Чёрное море показало свой норов и мне, привыкшему к Средиземке:
" ...Облака обложили
Море и землю, и тёмная с грозного неба сошла ночь,
Мчались суда, погружаяся в волны носами, ветрила
Трижды, четырежды были разорваны силою бури…"
Вот что вспоминается из греческих авторов посреди моря! Правда, до троекратного разрыва парусов мы не дошли, выручил верный дизель-шкот, о котором не знал Гомер. Лодки шли в основном под дизелем, не теряя время – на переходе важно было достичь турецкого берега.
Обманул нас прогноз – метеосводка обещала тихий попутный ветер, а пришлось идти балла в три при знаменитой черноморской волне.
Радовал капитан, отлично знающий свою лодку и внушающий оптимизм: его фраза «Всё нормально! Всё отлично! Крен критический!» стала для экипажа воистину крылатой.
С командой нашей лодке повезло: все на борту могли подменить на короткое время капитана, было кому доверить штурвал. В первую ночь капитана сменил сначала наш петербуржец, под утро принял вахту и я.
С рассветом море успокоилось, ветер полностью «скис» и пришлось снова включить дизель-шкот. Пробую освоиться с «Дюфуром». Лодка отлично отцентрована! Штурвал можно оставить на довольно долгое время (конечно же, при спокойной воде). Оглядываю горизонт. Судоходство практически отсутствует: за весь переход встретились буквально пара сухогрузов, следующих с запада на восток, – то есть для яхт никаких проблем не возникает. Мы в пустынном море как одинокий автомобиль на утреннем шоссе. Что ещё яхтсмену надо? Разве что кружка кофе и горячий завтрак, но это уже в Синопе...
Экипаж ожил, посуда водворена на место, одна незадача – надорвали о краспицы геную. Снимаем в дрейфе геную, ставим запасной стаксель.

Лирическое отступление 1.
Вы видели, как люди заболевают яхтингом, причём при не очень хорошей погоде?
Я видел. Это произошло с нашим Кириллом и девушками-туроператорами прямо у меня на глазах! Проведя сутки в море, парень несёт вахту и с видом бывалого моряка вводит ликтрос стакселя в паз закрутки, стоит на руле, начинает работать с GPS и оглядывает в бинокль горизонт.
Девушки в непромоканцах тоже осматривают горизонт...
За обычной морской работой – и то, и это надо сделать по кораблю – проходит время... Волны остаются далеко за кормой, мы уже живём своей экипажной жизнью; скоро пора бы и Синопу показаться...

СИНОП
Тим Северин, который на "Арго", построенном по старинной технологии, повторил путь аргонавтов, образно заметил: «На Чёрном море есть всего лишь три безопасные гавани – июнь, июль и август».
Мне кажется, знаменитый мореплаватель был прав, тем более, что мы подходили к Синопу в мае. Супер! Дождь как из ведра, идём под стакселем, галфвинд, в «хвосте» регаты; нас сносит на мыс, команда в непромоканцах на палубе. Как говорится, будет что вспомнить... Пока вспоминаем лишь причины, побудившие сюда отправиться (и вообще причины, побудившие в детстве заняться яхтингом, а не, скажем, бильярдом) и... кидаем швартовы на пирс небольшого рыбацкого портика.
Последние шлаги на утки – всё, здравствуй, полный комфорт! Не только три летних месяца безопасны гавани этого моря... Мерхаба, Турче! (Здравствуй, Турция!).
Лично мне есть с чем сравнивать – в своё время приходил разными плавсредствами в Стамбул и пару месяцев был шкипером под Анталией... Но здесь, в Синопе, моментально почувствовал разницу. Во-первых, черноморские ребята-турки не разбалованы русскими туристами, как в Стамбуле и в Анталии. Никто не тащит в магазин, никто ничего не пытается «впарить». На весь Синоп – ОДИН турок, говорящий по-английски и НИ ОДНОГО, говорящего по-русски. И в этом есть даже что-то приятное – я чувствовал себя как разведчик, но на дружественной территории.
Полезно будет привести несколько очень полезных турецких слов:
Мерхаба! – здравствуйте!
Тамам – Окей!
Каик – лодка
Лиман – порт
Башка – начальник
Лиман-башка – начальник порта
Балык – рыба
Кач пара? – сколько стоит?
Слава Аллаху, наш экипаж несказанно выручал Кирилл со своим прекрасным знанием турецкого языка – продавцы в магазинах, персонал в кафе и пр. приходили в полный восторг от украинского матроса, употребляющего чистый турецкий сленг! Знания в мешке не носить, и они пригодились сразу – при покупке замечательной свежей рыбы и при походе в хамам. Но это – отдельная история.

ХАМАМ
Турецкая баня, описанная ещё А. Пушкиным в его «Путешествии в Арзрум». Величайший российский классик в 1829 году воспользовался услугами турецкой бани, пришёл в восторг совершеннейший и детально всё описал. Самое интересное – со времён Пушкина процедура ничуть не изменились. Сравнивая главы из «Путешествия...» и то, что предлагают в Синопе, понимаешь – вот где настоящая, неприглаженная Османская империя!
Здание – мох, древняя кладка снаружи, мрамор внутри. Экипаж «Фокстрота» разделился: мужская часть ограничилась только сауной, а девушки пошли «по полной программе» (массаж, масла и ещё шайтан его знает что!). Лёжа на мраморе, мы с кэпом лишь ощущали аромат, доносившийся из помещения, где наших девчонок покрывал пеной исхудавший жилистый профессионал банного дела.
Вот радость настоящего яхтсмена! После шторма и сырой кают-компании жаркий, приятный хамам с горячими полотенцами и чаем – это именно то, что надо... Что тут говорить? Лучше откроем классика – вот что пишет А. Пушкин:
«Хозяин оставил меня на попечение татарину-банщику. Гассан начал с того, что разложил меня на тёплом каменном полу; после чего начал он ломать мне члены, вытягивать составы, бить меня сильно кулаком; я не чувствовал ни малейшей боли, но удивительное облегчение. Азиатские банщики приходят иногда в восторг, вспрыгивают вам на плечи, скользят ногами по бёдрам и пляшут по спине вприсядку. После сего долго тёр он меня шерстяною рукавицей и, сильно оплескав тёплой водою, стал умывать намыленным полотняным пузырём. Ощущение неизъяснимое: горячее мыло обливает вас как воздух!
NB: шерстяная рукавица и полотняный пузырь непременно должны быть приняты в русской бане: знатоки будут благодарны за таковое нововведение».
(Описание, скажу я вам, очень точное и – впечатлений масса!)
Расслабленные и довольные, мы возвращались домой – на родную яхту, собираясь на следующее же утро отправиться дальше, к Инеболу!

ПЕРЕХОД В ИНЕБОЛУ
Снова соврали синоптики из Синопа (не от него ли, кстати, и произошли «синоптики»?) – метеосводка из Интернета пообещала просто рай на земле: солнце, чистое небо, попутный ветер... И не угадали. Поэтому, к удовольствию команды и к огромному неудовольствию капитана, растравливаем дизель-шкот.
Под мотором остаётся лишь глазеть на берег в бинокль, есть купленную в Синопе рыбу и вспоминать Тима Северина, шедшего на своём «Арго» в этих же самых местах:
«Уже в ХV в. до н. э. суда могли заплывать из Эгейского моря в Чёрное. По всей видимости, это случалось изредка. В эти авантюры ввязывались лишь самые смелые мореходы или отчаянные пираты. Краткие упоминания об этом можно найти у таких античных авторов, как Фукидид и Страбон».
Вот, оказывается, в каких местах проходит наша регата!
А пока девушки готовят еду. В Турции можно закупить отличных свежих продуктов – рыбы, фруктов, овощей – и приготовить на камбузе потрясающий обед, причём ничто не сравнится с дружескими экипажными посиделками на борту в спокойную, безветренную погоду! На горизонте – снова пусто, встретили только одну российскую яхту, идущую встречным курсом. Несколько фотографий, салют друг другу – и мы уже на подходе к Инеболу.
В Инеболу швартуемся в небольшом фиш-порту, лодки обступает толпа детей и интересующихся взрослых. Местное население не избаловано изобилием туристов – черноморские турки всегда готовы помочь, показать дорогу, самые лучшие магазины и при этом не "нависают", подобно их землякам из Стамбула или Анталии.
До городка пару километров: можно доехать в такси за три лиры (6-7 гривен), можно прогуляться вдоль берега. Предпочитаем второе – хочется ощутить под ногами берег турецкий. Раскачивающейся походкой входим в город – нарядные маленькие улочки, магазины, кафе. Цены – как при коммунизме. Мы усаживаемся за стол и заказываем традиционный кебаб, после этого на улице покупаем турецкое мороженое. И чувствуем себя вполне по-земному! Об Инеболу сказать больше нечего – о нём не оставили воспоминаний ни Страбон, ни Фукидид, ни аргонавты, ни Тим Северин... Остаётся возвратиться в родную стихию – в море!
Возвращение в порт, и такие новости: большинство капитанов решает отправляться в Амасру (следующий пункт похода) немедленно! Пассажиры только того и ждали: скидываем швартовы, распределяем вахты, варим крепкий кофе и – в путь!

КУРС – НА ЗАПАД!
До Амасры ночь перехода, и маршрут очень интересный. Яхты идут почти в кильватерном строю, курс можно держать за лидером – верный GPS указывает дорогу. За рулём Кирилл, штурвал уже послушно вертится в его умелых руках. Наш Кирилл запевает "старинную морскую песню": «Ты-ы-ы меня лю-у-бишь, лепишь, творишь, малю-у-ешь...». Когда вот так идёшь куда-то, оглядывая в бинокль огни маяка, ничто так не помогает капитану, как хорошо подобранная компания – неоднократно убедился на личном опыте.
Вахты проходят, плавно чередуясь; я уже сплю в каюте и на рассвете просыпаюсь от первых лучей солнца и характерного стука кастрюль на камбузе – эти звуки для яхтсмена приятнее даже песен Серова! Ложимся в дрейф и зазвучала иная "музыка", тарелочно-вилочная...
Затем начинается рай: справа по борту – штилевое Чёрное море, слева по борту – Понтийские горы, побережье, где, по преданию, жили воинственные племена амазонок. Амазонки, наверное, тоже спали или завтракали – обнаружить их даже в бинокль не удалось. Зато в дрейфе мы оттянулись по полной программе: наконец-то сняли непромоканцы (Оля и Таня даже намазались кремом, защищаясь от беспощадного солнца) и все растянулись на палубе и в кокпите, занимаясь тем, что я в шутку обычно называю «тяжёлые матросские будни» – то есть загаром и ленью.
И вот в таком "напряжном" режиме наша яхта приходит в Амасру.

АМАСРА
Жемчужина многих цивилизаций, Амасра встретила регату солнцем, голубыми яркими лагунами, византийской и греческой архитектурой, а также гостеприимством и дружелюбием. Яркое солнце освещало красные черепичные крыши, народ толпился рядом с яхтами, а экипаж натянул белые штаны, как в Рио-де-Жанейро, и отправился рассматривать и изучать город. А посмотреть было на что.
Амасра – город, получивший своё название от имени персидской принцессы Амастрис, ставшей женой одного из полководцев Александра Македонского. До этого город был небольшой финикийской и персидской торговой колонией, впоследствии завоёванной войсками великого полководца. Македонский, согласно своей политике дружбы с завоёванными народами, устроил брак своего командира Кратероса и вышеупомянутой экзотической принцессы. Надо сказать, что при её правлении город достиг наибольшего расцвета и благополучия. Потом, буквально в начале нашей эры, Амасра становится частью Понтийского царства, объединившего турецкий север и наш Крым. И уже после Понтийского царства город завоёвывает Римская империя...
Величественные стены и увитые плющом башни Амасры напоминают сейчас об этом. Там, где была раньше неприступная крепость, можно посидеть в кафе, только догадываясь, как сложно было завоевателю захватить этот город – искусно сложенные стены высотой по 30-40 метров спускаются к морю почти отвесно. Это заслуга следующих хозяев города – византийцев и генуэзцев. При Византии возводится новая базилика и расширяется торговый порт, а генуэзцы считались в Средневековье лучшими каменщиками в мире! Те, кто уже видел византийские стены Стамбула и генуэзские крепости Балаклавы и Судака, найдут в Амасре много похожих построек.
Среди всего этого можно гулять, а фотографировать хочется буквально всё! Амасра непредсказуема и таинственна – от византийских укреплений попадаешь в уютный дворик мечети, за небольшим кафе открывается чудесная лагуна, в зарослях цветов утопают сувенирные магазины... Исторический музей города открывает перед вами свои коллекции: здесь и римская скульптура, и старинные восточные украшения, и грозное оружие, помогшее воинам султана Мехмета Завоевателя в XV веке сломить сопротивление крепости.
Экипажи яхт побродили по Амасре на славу. Добавило впечатлений и то, что мы попали в национальный праздник – в город прибыли экскурсионные автобусы из Стамбула, Измира, других турецких городов. Праздник удался на славу, и не было ни одного человека в регате, который бы не влюбился в дивную Амасру – кажется, древняя персидская принцесса вместе с именем подарила городу часть своей красоты...
Поздно ночью возвратились мы на яхту, встретили рассвет над морем. А утром сделали последние покупки, влезли в надёжную яхтенную экипировку и отправились покорять Кара-Дениз (Чёрное море) во второй раз – с юга на север.

ПЕРЕХОД В СЕВАСТОПОЛЬ
Есть версия, что аргонавты, войдя в Чёрное море, двинулись сразу на Балаклаву, которая описана у Гомера как бухта Листригонов. Версия не доказана, так как древние греки не выходили за пределы видимости берега. Впоследствии этот морской путь, который мы собираемся проделать, был хорошо известен генуэзцам, двигавшимся из своей метрополии к колониям Крыма. Историчность торговых путей поражает – посмотрим, как море поведёт себя в этот раз.
А пока мы в порту на таможне. Турецкие власти оказались роднее наших – быстро, в спешном рабочем порядке проставили визы и помахали рукой на прощанье. Ну, что же, в путь! Мы уходили, унося с собой частичку уюта, подаренного Черноморской Турцией. И грустно было расставаться с красивым и дружелюбным побережьем.
Лёгкий туман, безветрие готовили нам множество загадок. Но яхтинг есть яхтинг – лодка не должна долго простаивать в порту! Экипажи подняли паруса, и наши белые корабли устремились к берегам Тавриды.
Переход прошёл без приключений: спокойные вахты, попутный ветер. Мыс Херсонес встретил нас высокой волной – наверное, это самое непредсказуемая для навигации часть Крыма. Как оказалось, это была самая серьёзная ситуация на переходе. Я и Кирилл пару часов меняли друг друга, постоянно вращая штурвал «Фокстрота», на подходе к мысу нас сменил капитан. Ночью при хорошем бакштаге и волне в корму лодка уверенно шла к Севастополю, но из-за усиления ветра пришлось сначала зарифить, а потом и смайнать грот. Вскоре после этого показался маяк, мы укрылись от ветра за мысом, и через несколько миль «Фокстрот» шёл по Южной бухте Севастополя. В ночных огнях город казался загадочным и таинственным, порт жил своей рабочей жизнью, и я бросил швартовый конец на пирс...
Сразу – сон, утром – власти, вручение кубка. Прощай, Севастополь!
С этого момента для нас закончилась регата «Sitronics Intellect Cup 2006». Закончилась, показав красоты, открытые ещё аргонавтами; сплотив экипаж, с которым я продолжаю общаться и на берегу (так и хочется написать: «Пользуясь случаем, передаю привет...»).
Передаём привет яхтам «Олеся», «Каролина», «La Caresse», «Ариал», «Фокстрот» и «Рейнбоу».
А также Тиму Северину и команде «Арго».
До следующих встреч в Чёрном море, господа!