Авторизация
В продаже - № 4(84) 2018
Тест-драйв
>

 

 

 

ЗберегтиЗберегти

 

Поиск по журналу
Настройки поиска:
в номере:
по рубрике:
тема:
статьи автора:
И всё же приходите в Крым под парусом!
Тема: ------; Автор: Васильев Игорь; Страница в журнале: 0;

Как я пишу легко и мудро!
Какая мощь у рифм тугих!
Какая жалость, что наутро
Я перечитываю их!
Игорь Губерман.

Что вы думаете о политкорректности? Это то, что заменяет политикам вежливость. Изобретена европейцами, в своей любви к комфорту ставшими мягкотелыми, как бездомные раки-отшельники. Дабы оградить своё житьё-бытьё от опасностей вроде арабов, боснийцев, феминисток и разных прочих меньшинств, которые скоро превратятся в большинство. Дабы не нервировать их зря.
К чему я клоню? Да прямо к седьмому номеру киевского журнала «Эксперт». Как выразился один политкорректный босс, «у меня не работают мужчины и женщины. У меня работают профессионалы». Никаких, мол, скидок на гендерные признаки. Госпожи профессионалы женского пола, вам посвящается.

Очерк Алёны Кирьяковой «Морской промышленный курорт». Рассуждений о севастопольской недвижимости касаться не стану – не моя это епархия. Возможно, автор «Эксперта» в этой теме разбирается, но тогда с неё стоило начать и ею же закончить, а не отклонятся туда, где всё для автора – terra incognita.
Плотность ошибок и неточностей на квадратное предложение – чистая линия Маннергейма. Даже не мелочась и опуская понятные лишь севастопольцам, все их приводить с комментариями нет смысла – объём журнала конечен. Но некоторые перлы заслуживают цитирования.
«В Средиземном море дрейфуют около пятидесяти тысяч яхт…» Что за мор снизошёл на их экипажи? Наверное, профессионализм предполагает некоторое понимание темы и, в частности, терминов. Так, от пишущего о парусных судах мы ожидаем, что он отличает буйреп от драйрепа. Если уж не по самой снасти, то хоть по тому, к чему она крепится. А тут – дрейфуют, крейсируют – какая разница?
Мелочь, конечно. Автор соседней статьи с длинным названием «В тихой гавани начинает штормить» не видит различия между тысячами и миллионами. Написать, что грузооборот терминала 2,7 тысячи тонн, легко, но вот представить – сложнее. Это железнодорожный состав или половина речного танкера. Вопрос – и зачем тогда к этому еще и порт? Автор тоже принадлежит к прекрасному полу…
Однако, нам пора к промышленным курортам.
«Каждые полгода они собирают на своих судах обычных туристов, объединяются во флотилию (до двух сотен судов), ставят в авангарде две-три большие яхты и через пролив Босфор проходят в Чёрное море». Эта пиратская эскадра – ралли «Кайра», если кто не догадался.
«Тогда как размеры этой бухты (Балаклавской), которая идеально закрыта от волн, позволяют организовать здесь большой яхтенный порт, который сможет принимать даже круизные лайнеры». Ликвидируйте пробел в моём образовании: я не понимаю, что такое «яхтенный порт». Яхт-клуб, марина – пожалуйста.
Видела ли автор живьём или хоть на картинке и Балаклавскую бухту и сравнительно небольшие круизные теплоходы, забредающие в Севастополь под флагом Ямайки? Как она собралась поместить такой корабль внутри бухты в количестве, большем половины?! Я понимаю, конечно, на журналистский гонорар в круиз не отправишься, но можно было бы хоть заглянуть в проспекты турфирм. Тогда бы автор знала, что круизное судно – это уже сам по себе отель на пять звёзд со всеми мыслимыми развлечениями. И купившему билет туристу совершенно по барабану, стоИт ли на берегу частокол отелей. Дикий берег с развалинами куда предпочтительней. Опять же, на борту целый флот, чтобы на этот берег съезжать. Так что совершенно необязательно «принимать круизные лайнеры», тем более что в горловину бухты всё равно ни один из современных не протиснется.
«А громкие имена отелей Hilton, Radisson SAS или Intercontinental привлекут не только шейхов и крупных бизнесменов, но и владельцев дорогих яхт, заходящих в Балаклавскую бухту. Тогда они захотят пробыть здесь гораздо дольше, а значит, и оставят в городской казне намного больше денег». Ильф и Петров отдыхают. Ну правда, несчастные люди эти миллиардеры, если их на родине в отель не пускают. Они бы и в Крым потащились, дабы только пожить чуток в «Хилтоне».
«Один из собеседников корреспондента «Эксперта», показывая стоянку яхт и катеров, с грустью заметил: «Возможно, это наше далёкое будущее, а сегодня строим то, что быстрее окупается – жильё, супермаркеты и торговые центры». Посочувствуем его светлой грусти. Тут никакой предвзятости – со времён Куприна известно о не особенно тёплых чувствах, которые жители Севастополя питают к своим балаклавским соседям. Ни один севастополец не ударит пальцем о палец в защиту несправедливо обвинённой Балаклавы – спасибо, если не кинется добивать. Но всё познаётся в сравнении. Видела ли автор хоть одну украинскую марину вообще? Может навскидку назвать десяток, превосходящих балаклавскую по удобству, уровню сервиса, размерам, наконец?
«…а Балаклавская бухта так и останется местом, где на небольшой стоянке пришвартованы несколько дорогих яхт местных нуворишей». О размерах – смотри выше. О местных же… Местный – это севастопольский, крымский, украинский, наконец. Много ли в стране городов с названием Пномпень или Ливерпуль? Или мы Соединённые Штаты, где двенадцать местечек с именем Москва? На яхтах украинские флаги? Так поднятие флага страны, в порту которой стоит яхта, – общемировая практика, это всем известно.
Желание напичкать Балаклаву казино я, как и обещал, оставлю без комментария. По идее надо бы ещё и публичных домов для клиентов обоего пола понаоткрывать – непонятно, почему автор остановилась. Прекрасно же она разбирается в нуждах яхтсменов, поздравляю.
«Недавно в Севастополь из Дубаи приезжал один из шейхов, который готов был выступить инвестором по нескольким строительным объектам. Его долго возили по городу в поисках подходящего жилья, но так и не смогли подобрать апартаменты. Пришлось вести шейха в ялтинскую гостиницу «Пальмира Палас»». Я прямо плакал, читая это. «Мистер Твистер» Сергея Михалкова, второе издание. В городе, где, по данным того же «Эксперта», средняя зарплата двести долларов, отсутствие гостиницы вроде Hilton – несомненно, главная печаль властей и населения. Видящим беды Севастополя только в этом я доверительно поведаю, что есть на свете город Ашхабад. Его центральная улица Барзинга вся (!) застроена пятизвёздочными отелями. Абсолютно пустыми. Потому что нечего там делать всяческим шейхам.
Тем, кто рассчитывает превратить Севастополь и окрестности в Нью-Васюки, настроив там отелей и полей для гольфа, скорее всего придётся разочароваться. Правда, которую не хотят замечать, в другом: Балаклава уникальна тем, что это единственное в Крыму и, следовательно, во всём бывшем СССР место с таким набором достоинств. В той же Греции, да простят меня, таких мест на пятак ведро на любом острове. Стоит ли жителям Европы тащиться за семь вёрст хлебать киселя? По данным крымского министерства по культуре и туризму, 95% туристов в Крыму – из России, Белоруссии и самой Украины. Зачем менять эту пропорцию? Или их доллары отпечатаны не Федеральной резервной системой? Да и аборигены к «настоящим» иностранцам относятся индифферентно – останавливаются те в отелях, принадлежащих если не москвичам, то киевлянам, продукты на рынке не выбирают, не покупают ни сувениров, ни пирожков – короче, ни вкуса от них, ни питательности.
Если западный человек направляется в Крым, то вряд ли затем, чтобы насладиться местным сервисом. Сколько за него ни заплати, всё равно он тех денег не стоит. Как Севастополю-курорту никогда не тягаться с Ялтой, так и Крым не конкурент той же Анталье. И пусть вдруг наладится сервис и с приезжих прекратят драть семь шкур – но климат, господа! Короткий у нас сезон. Я сделал снимки Инкермана ранним утром. Все, кому я их показывал, единодушно признали в нём Петропавловск-Камчатский. Если уж так не терпится Севастополю стать туристским центром, уж лучше бы он был на Аляске – там хоть экзотика.
Понятно, бумага всё стерпит. Но редакторам серьёзного журнала полезно иногда прочесть, что же они отправят в печать, раз уж у них проблемы со штатом. Известно ли им, что большие яхты, не сдаваемые в чартер (в аренду), 96% своей жизни проводят у причалов? Что крупные «экспедиционные» суда, на которых путешествуют отошедшие от дел сверхбогатые – по любым меркам – люди, сами по себе уже шестизвёздочные отели, и то же относится к круизным судам? На кой ляд туристу отель на берегу, если он уже прибыл сюда на борту такого? Так что, как говаривал В.И. Ленин, «учиться, учиться и учиться». С экспертами закончим по Фаулзу: «Молчи. Я там был, а тебя там не было».
Путешествуют в основном пенсионеры, и если они пришли на своей яхте, то и вообще береговую инфраструктуру видали в гробу. Им на лодку свет и воду – и живи хоть круглый год.
В Балаклаве, в том же «Золотом символе», есть и вода, и топливо, и электричество. Туалеты тоже. На кухню посторонним вход воспрещён, даже с диктофоном, так что лишние ингредиенты в заказанное блюдо попадут вряд ли. Кого мучит тоска по уходящей молодости – совсем рядом с мариной стеклянное сооружение с надписью «Столовая. Буфет»: меню и сервис – середина 80-х, цены, правда, современные. Кто, наоборот, от того времени не в восторге, тем ещё проще.
В «Укрсиббанке», совсем рядом с набережной, всегда хороший курс. Меняют, правда, только четыре основные валюты, но с датскими кронами далеко путешествовать никогда не рекомендовалось.
А теперь советы практические – для тех, кто на своём судне не обременён наёмным капитаном.
То, что «Золотой символ» – стоянка для яхт людей не бедных, ещё не значит, что всем прочим вход туда заказан. Цена за стоянку примерно девяносто гривен в месяц с метра длины, вода и электричество отдельно, места периодически бывают. Если что, западный берег бухты почти совершенно свободен (пока). Воды и электричества там нет, но такими вещами нас не запугать.
Летом часов в пять утра прямо на набережной очень скоротечный рыбный рынок. Посему камбуз должен быть в порядке и заправлен. Если готовить лень, имеется рыбный ресторан «Балаклава», но туда надо ехать, а о ценах я вас предупредил.
Если вдруг (всё может быть) случилось что-то непредвиденное и неприятное со здоровьем, у Балаклавской больницы добрая слава. Многие севастопольцы предпочитают на лечение попасть именно сюда. Хотя лучше бы, чтоб не пришлось.
Что посмотреть? В самой Балаклаве только генуэзский форпост Чембало (ныне в строительных лесах). Впрочем, подняться на гору Кефаловриси стоит, даже если бы там не было развалин донжонов. Вид оттуда словами описывать бесполезно, а по-другому и пробовать нечего.
Есть ещё подземный музей (вот как лихо мы скачем), бывшая рембаза подлодок, в просторечии именуемая «Штольней». Правда, всё, что могло бы потянуть на экспонаты, добросовестно вырезано и сдано в металлолом в годы перестройки. Но и сама прогулка по воде под землёй – вещь необыденная. Недостатки: только экскурсии (сам не сунешься) и негуманное расписание работы (договариваться надо заранее).
Балаклавой, понятно, дело не ограничится, тем более, что до украинского города русской славы рукой подать (маршрутки летают одна за другой). Стоит увидеть: Исторический бульвар и панораму Первой обороны (вход три доллара, но это оправдано), Малахов курган (наружная экспозиция бесплатно, вход в Корниловский бастион стоит доллар). Владимирский собор и развалины Херсонеса (одеваться надо паломниками и особенно паломницами, тогда вход бесплатный). Не стоит тратить время на Музей Черноморского флота и Панораму на Сапун-горе.
Вход в Севастопольский дельфинарий стоит сорок гривен, иначе восемь долларов и это на любителя. С северной стороны можно съездить в Бахчисарай. Особых иллюзий строить не стоит – ханский дворец весьма похож на барак, Бахчисарайский фонтан и того горше. Зато в левой крытой галерее, если смотреть на вход изнутри, иногда выставляют неплохие картины. Стоит купить. (Кстати, в Севастополе картины выставляют не на Приморском бульваре, как раньше, а в Комсомольском парке). На окраине Старого города начинается недлинная дорога в Чуфут-Кале – караимский пещерный город.
Но чувствую, что разогнался. Не собираясь подменять собой турагентства, всё же прошу: приходите в Крым под парусом! Неловко, спускаясь с Кефаловриси, натыкаться взглядом на жестянку: «База-стоянка. Число приписанных судов: моторных – 112, парусно-моторных – 1». Порадуете не только себя, но и местных жителей. Вроде и юг, а любой парус – событие. Исправляйте!


Наш постоянный автор, коренной житель Севастополя, приглашает в свои края хоть и в эксцентричной манере, но искренне. А редакции осталось добавить к его материалу координаты марин и яхт-клубов:

Яхтенная марина «Золотой символ»
Балаклава, наб. Назукина, 1а.
44°30'06" N, 33°35'97" E
тел.: +38 (0692) 63-73-53, 63-72-24, 45-53-34
Безусловно, лучшая марина Крымского побережья, а то и Украины в целом. О защите стоянки от моря позаботилась сама природа – бухта будто создана для яхт. Инфраструктура европейского уровня: раздаточные колонки с водой и электричеством, организованы заправка топливом, ремонт корпуса, сервис двигателей и механизмов судна. На территории – таверна «Гавань» с отличной кухней, гостиница, большой магазин для яхтсменов и рыбаков, дайвинг-центр, автостоянка. Летом еженедельно устраиваются клубные вечера с участием звёзд рок-сцены.
В нынешнем году «Золотой символ» отмечает 10-летний юбилей.

Яхт-клуб «Моби Дик»
г.Севастополь, ул.Катерная, 52 (Мартынова бухта)
44°36'57"N, 33°30'28"E
тел.: +38 (0692) 55-94-72, 8 (050) 398-89-92
Причальные места с раздаточными колонками.

Международный яхт-клуб «Адмирал»
44°36'58"N 33°30'41"E
Севастополь, Александровская бухта. Арендует инфраструктуру 57-го яхт-клуба (старейшего в городе, основанного в 1886-м). Причальные места оборудованы раздаточными колонками.

Яхт-клуб «Казачья бухта»
44°33'57"N, 33°24'38"E
Тел.: +38 (0692) 94-02-70

Яхт-клуб «Юг»
Бухта Круглая.
44°36'15"N, 33°26'56"E
Тел.: +38 (0692) 41-43-93
Причальных мест нет, якорная стоянка на рейде.

Яхт-клуб «Ушакова балка»
В глубине северной бухты, причал №80.
44°35'56"N, 33°32'43"E
Причальная стенка, кран грузоподъёмностью 2,5 тонны.